StyleDega | Исполняем классику
18046
post-template-default,single,single-post,postid-18046,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,,side_area_uncovered_from_content,columns-4,qode-theme-ver-11.1,qode-theme-bridge,wpb-js-composer js-comp-ver-5.1.1,vc_responsive

Исполняем классику

Журнал “Леди Тайм” № 3 2008 год

Исполняем классику

Несколько лет назад знатоки трикотажной моды утверждали, что за классической нитью нет будущего. То было время расцвета необыкновенных, фантазийных нитей и чуть безумных моделей из них – пушистых, мохнатых, нарочито бесформенных – таких, конструкцию которых диктовала сама пряжа.

Правда, дизайнер Галина Демина и тогда была уверена, что для создания стильной одежды из трикотажа нет ничего лучше гладкой и плотной нити, поскольку лишь с ее помощью можно выгодно подать человека, подчеркнув достоинства его фигуры. Она не поддавалась на уговоры коллег, которые советовали полностью отойти от классики и начать работу с современным материалом, — и в итоге оказалась права. Сегодня вновь актуальны безупречный крой, четкие линии, идеальная посадка. То есть все то, чем как раз и славится Модный Дом “Стиль Дега”. За этим названием скрывается имя и фамилия ставшего необычайно популярным за это время петербургского модельера Галины Деминой.

С ней побеседовала журналист Валентина Васейко.

ИСПОЛНЯЕМ КЛАССИКУ

— Выходит, вы просто дождались своего часа – поскольку никогда не изменяли себе…

— Это не совсем так. Начинали-то мы все-таки с авангарда: большие плечи, накладные детали, этнические мотивы… Все эти “маленькие хитрости” неплохо маскируют погрешности в крое, если модель сидит на фигуре не идеально. Чтобы шить классику, надо много знать и уметь. У нас на освоение этой технологии ушло четыре года. А когда мы научились создавать классические модели, в моду как раз вошел минимализм. И я была абсолютно уверена, что традиционный объемный трикотаж вот-вот отомрет совсем.

Мы стали срочно оттачивать приобретенные навыки, доводя технологию до совершенства. Для того чтобы трикотажная модель сидела идеально, необходимо соблюдать при ее создании жесткие технологические правила. Особое внимание уделено плечевому поясу и рукаву – это основа, благодаря которой изделие держит форму и допускает обычную стирку.

Я тогда ошиблась относительно судьбы трикотажа в широком смысле – он все равно остался любим и популярен. А я, избрав в качестве основного направления трикотажную классику, оказалась практически одна. Наш Модный Дом в каком-то смысле и сегодня стоит особняком в поле традиционной трикотажной моды. Зато вы не спутаете нас ни с кем! В платье или костюме “от Дега” можно уютно чувствовать себя на работе, а затем отправиться в нем же в театр, ресторан, на выставку, светский прием. И всюду соответствовать моменту, оставаясь элегантной и женственной.

— У вашего направления появились сегодня последователи?

— Нет. Наша технология продолжает оставаться уникальной. Отчасти, видимо потому, что очень сложна. Каждое изделие “собирается” нами, как в первый раз – очень трудно сохранить параметры лекал, когда они переносятся на пластичный трикотаж…

— Естественный вопрос: а зачем настолько усложнять себе жизнь?

— Как сказать… В принципе, я просто занимаюсь тем, что мне нравилось всегда. К тому же, жизнь в свое время поставила перед вопросом, как выживать. В такие моменты человек обычно открывает в себе такие скрытые резервы и таланты, о которых и сам не догадывался…

Когда я заканчивала школу, все мечтали быть космонавтами, физиками, инженерами. То, к чему тянуло меня, называлось мещанством: кого тогда интересовало массовое создание красивой одежды… Стыдно было даже признаться в том, что я мечтаю стать модельером. Представляете, какую оценку можно было получить за сочинение на тему “Кем я хочу быть?”, напиши я честно о своей мечте! Конечно, я не была настолько смелой и выбрала после школы профессию инженера-экономиста. Свою экономическую карьеру закончила, возглавляя плановый отдел Ленинградского Дома Моделей одежды на Невском. А в свободное время посещала разные курсы: кройки и шитья, ручного и машинного вязания, моделирования. В Доме Моделей до мелочей изучила весь процесс создания одежды – от рождения идеи до ее запуска в производство. Эти знания потом очень пригодились.

С началом перестройки я стала работать дома, создавая первые собственные модели на бытовой вязальной машине “Нева-5”. Тогда это просто давало возможность заработать: модели имели успех и продавались за хорошие деньги. Кстати, их оценили по достоинству не только заказчики, но и профессионалы…

Говорят, если у человека есть талант, он и через асфальт прорастет. Думаю, он у меня все-таки есть: как меня ни втаптывай, все равно прорвусь!..

— Новые времена помогли вам раскрыться?

— Я бы сказала – и времена тоже. А вообще-то все случилось благодаря мужу, который всегда был рядом и первым оценил, на что я способна. Моя первая модель была уже очень сложной: я даже немало слез пролила, прежде чем получила задуманное! Увидев модель, муж сказал: “Да у тебя талант!” И сделал после этого все возможное, чтобы поддержать его. Он отказался от блестящей карьеры ученого, посвятив свой интеллект нашему бизнесу. Разве я могла подвести его!.. Вместе с Иваном Борисовичем мы прошли трудный путь. Правда, он всегда говорил: “Бизнес – это игра, к которой нельзя относиться серьезно, иначе потеряешь здоровье”. Вот и играли – всегда во что-то красивое… При этом думать старались в первую очередь о людях, которые с нами работают – чтобы они трудились в хороших условиях, хорошо и регулярно отдыхали. Все-таки “кадры решают все” — очень точная формулировка на все времена.

— Ваши модели становятся с каждым годом все интереснее и современнее. И это даже удивительно: ведь эффектные броские элементы кроя, обычно привлекающие внимание – не ваша слабость…

— Кто знает, может быть, это и есть “феномен нестареющей классики”. Во всяком случае, идеи коллекции “Снежный коктейль” актуальны и сегодня, хотя с момента ее создания прошло уже много лет. Мало того, эти идеи постоянно совершенствуются – настолько они жизнеспособны. Вообще-то “Снежный коктейль” – очень красноречивое подтверждение слов о том, какой долгий путь проходит идея перед внедрением в производство, и какие сложные изменения с ней за это время происходят. И это, в общем, закономерно: в коллекцию обычно вливаешь столько фантазии и интеллекта, что на их полное освоение уходят годы.

Когда я приступаю к новой коллекции, мне нужно хотя бы две спокойных недели – чтобы никто не отвлекал и не тревожил. И это, конечно, идеальный вариант, который обычно не проходит – на решение производственных проблем уходит уйма времени. Сейчас я сосредоточилась на мини-коллекциях и их мини-тиражах: делаем ровно столько, сколько может осилить конструктор. Тогда можно обойтись меньшими ошибками и без суеты осуществить задуманное. Основная трудность состоит в том, что ошибки в конструкции проявляются порой спустя время, когда много моделей уже сшито. В этом случае результаты долгого труда все равно идут в корзину – эти потери неизбежны. И если без них не обойтись, лучше уж заранее попытаться свести к минимуму количество новшеств. Так что новые идеи мы внедряем в производство с большой осторожностью.

— Какие из собственных ноу-хау вы считаете наиболее значимыми?

— Саму идею коллекции “Рапан”, которая основана на главном свойстве трикотажа – его растяжимости. Это его качество – вроде бы явный недостаток для классики с ее четкостью и строгостью линий, но оно же стало просто находкой для пластичных оригинальных воротников-“раковин”, которые являются “коньком” коллекции. Когда ты первой находишь идею, которая до того проста, что вроде бы лежит на поверхности, но до нее еще почему-то никто не додумался – она обычно живет долго. И, между прочим, обеспечивает первопроходцу успех на рынке.

— У вас, кажется, нет проблем с успехом…

— Ну, почему же! Все как у всех: бывают творческие взлеты и падения. Иногда вдруг накатит такая усталость, что я ухожу на дно. А потом вновь наступает период возрождения. И тогда словно встряхиваюсь после спячки: столько времени упущено, надо действовать!

— Разве новые идеи возникают по заказу?

— У меня они рождаются, как ни странно, именно тогда, когда “надо”. Словно сама жизнь заставляет. Не бывает так, чтобы я специально мечтала и долго эти идеи накапливала – для этого просто нет времени. Так что “надо” – самый мощный двигатель движения вперед. Если у тебя есть конструкторские способности – шевели мозгами, чтобы удивлять!

Мода, которую помнят, в переводе на язык времени – это век. Извлекать из недр подсознания и памяти надо что-то такое, чего уже не помнят даже бабушки. Стряхнуть с него пыль веков, осовременить – и если сделать это талантливо, можно родить идею, которая будет предвестницей успеха.

— Вы очень практично рассуждаете о том, что вроде бы иррационально по своей природе…

— Знаете, доля здорового прагматизма все равно должна присутствовать в человеке, который хочет вписаться в современную жизнь и, в частности, в рыночные отношения. Но мой творческий расчет основан на фазах Луны – что достаточно романтично и достойно художника. Я постоянно смотрю на небо. Прибывающая Луна – для меня лучшее время для творчества. Если я прозевала полнолуние, творческое время упущено. Зато при убывающей Луне хорошо идет рутинная работа и, стало быть, это самое время для того, чтобы заняться производством…

Может быть, так ориентируются по Луне не все знаки Зодиака, но я – знак Рыбы и ощущаю ее влияние сильно. Кстати, считается, что на стыке двух знаков (как у меня – Водолея и Рыб) часто рождаются личности нестандартные – этакие “белые вороны”. Так вот, я – из их числа: начиная с производства трикотажа, который действительно уникален…

— … и заканчивая упорным нежеланием демонстрировать свои замечательные коллекции на модных дефиле. Почему вы отказываетесь участвовать в них?

— Я всегда была уверена, что человек не должен выпячивать себя сам. Известность все равно придет, если ты ее действительно заслужил. Наверное, сегодня это звучит не очень современно, но, тем не менее… Я никогда не стучалась ни в какие двери – однажды мне позвонили из Союза дизайнеров и предложили вступить в Союз. Причем приняли единогласно. Это было приятное признание профессионалов! А недавно получила от губернатора города грамоту и статуэтку “Деловая петербурженка”…

В прошлом году я приняла участие в выставке “От кутюр” в Союзе дизайнеров и выставила там экспозицию коллекции костюмов-трансформеров, которую мы создали еще в 2001 году. Сами модели с тех пор претерпели изменения, но главный принцип сохранился: имея минимум вещей в гардеробе, вы можете одновременно обладать максимумом разных нарядов и возможностью каждый день быть одетой по-новому. Можно взять с собой на отдых всего две вещи – и варьировать их в течение нескольких дней так, что наряд ни разу не повторится. К тому же вас в это время наверняка не покинет энергетическое равновесие…

— Давно интересуетесь энергетикой человека?

— Да. Еще с института – когда эта тема была вообще запретной. Интуитивно чувствовала: вот в этом дереве заложены целительные силы… Теперь мы не просто чувствуем, но определенно знаем, что растения могут лечить…

— Вот это удивительный травяной чай – результат увлечения природной “аптекой”?

— Отчасти. Здесь сушеные листья малины, смородины, календула и травка таволга. У нас на даче есть родник, по берегам которого она растет. Именно таволга придает этот удивительный аромат и к тому же очень полезна для бронхов…

Но мы немного отвлеклись. Растения и другие природные материалы, которые идут для производства тканей, передают им свои свойства. Например, доказано, что лен обладает бактерицидным действием. Конечно, за льняной скатертью трудно ухаживать и спать на таком белье не очень гладко. Но антибактериальное поле, которое их окружает, определенно стоит того, чтобы терпеть эти неудобства! Шерсть обладает противовоспалительными свойствами. Она благотворна для всех мышц и особенно – для женских органов…

Нужно вообще четко прислушиваться к себе: чего хочется съесть, что и какого цвета надеть… За таким понятием, как энергетика цвета, тоже стоит здоровье. Разным людям нужны разные цвета. Все наши рассуждения о том, что один цвет идет, а другой – нет, чаще всего свидетельствует о скрытых сигналах организма: что ему полезно, что – вредно…

Я не раз замечала, как человек, перепробовав на себе модели разных цветов, все равно возвращается к привычным, потому что в них ему комфортно. Я, например, очень люблю красный цвет, точнее, все оттенки малинового. Но носить их на себе долго не могу – лучше со стороны смотреть. И “гасить” его черным в собственной одежде – для меня это хорошая энергетическая защита. Я вообще заметила, что модельеры любят одеваться в черное… По-моему, этот цвет противопоказан голубоглазым. Наиболее узкий спектр цветов для выбора – у зеленоглазых, то есть, как раз у меня. А самое большое цветовое разнообразие – у кареглазых…

— Вы придерживаетесь определенных цветов в интерьере?

— Не только я, но и вся наша семья. Но цвета в интерьере и в одежде – это вообще разные вещи…

— А одобрение домашних при выборе вами новой одежды для вас имеет значение?

— Конечно. Мне кажется, вообще не правы продавцы, которые говорят: “Вы одеваетесь для себя”. Не верьте. Если муж говорит вам “нет” – лучше прислушаться. И найти ту вещь, про которую он скажет “да”.

Мы, например, оборудовали в салоне уютную комнату с диванами – специально для мужчин, которые могут здесь отдохнуть, пока их жены занимаются выбором нарядов. Этот процесс обычно длится долго, а мужчины бывают так нетерпеливы! Покупка – вопрос интимный. Мы даже рекомендуем продавцам в какой-то момент уйти, чтобы не присутствовать при ее выборе и семейном обсуждении. Вместе с тем я бы советовала всем клиентам прислушиваться к советам наших продавцов-консультантов. Их квалификация высока, и они стремятся к тому, чтобы покупатели сделали грамотный выбор. Самостоятельное попадание с первого раза в “десятку” случается редко. А когда за дело берется стилист-продавец, это практически гарантия успеха. Тем более, что в моде опять минимализм, а заказчики пока к этому явно не готовы. Говорят: “Ну, почему так просто! Оставьте хотя бы нарядные пуговицы!..” Привыкать к простоте будем года три. Потихоньку.

— Вам как модельеру такую одежду создавать проще?

— Конечно, нет! “Исполнить” классику на швейной машинке ничуть не легче, чем на сцене. В том и другом случае у вас в арсенале минимум выразительных средств – удивлять можно только отточенностью каждой детали. И весь человек – как на ладони, никакие внешние эффекты не заслоняют его личности. У наших моделей даже отделки специфические: они вроде бы расширяют жесткие рамки минимализма, но в то же время полностью ему соответствуют.

— Вы ориентируетесь на дам определенных размером?

— Мы одеваем всех. И заметили тенденцию из числа совсем свежих. Сегодня многие женщины 38-го размера с трудом могут подобрать себе интересную “взрослую” одежду. Они вынужденно носят сугубо молодежные, а то и подростковые модели, мучаясь вопросом, как одеться, чтобы окружающие перестали видеть в них девочку. И, возможно, эта проблема даже более серьезна, чем для кого-то – вопрос о том, как сбросить годы. Так вот, проблема довольно быстро решается в нашем салоне. Это ведь удивительный процесс, когда угловатый “подросток” на глазах превращается в складную женщину с обворожительными формами, которые сводят с ума мужчин!..

No Comments

Post A Comment